lavinya: (Default)
Я вчера видела анекдот "Доктор, меня все игнорируют" в действии!

Это был психологический тренинг (хоть он и не так называется, но суть именно такова) на тему "Вредящие нам поведенческие модели и как их изменить". Введение, поговорили, поанализировали и подошли к практическим занятиям. Каждый написал что-то свое, после чего лектор попросила желающих описать свою "вредную модель".

- Я очень часто автоматически иду на компромисс. Вот, например, звонит мне мама, и я уже заранее знаю, о чем именно она меня попросит, и я сразу говорю - да-да-да, несмотря на то, что у меня были совсем другие планы. Или вот мой редактор, она тоже может свалиться на меня как снег на голову, и я сразу же соглашаюсь на все, а мне это совершенно неудобно, и я не могу спланировать свой распорядок дня. Из-за этого моя жизнь совершенно непредсказуема, так что...

- Я, знаете, часто плачу. Вот говорю с кем-нибудь, и вдруг эмоции захлёстывают, и я начинаю рыдать, и это само по себе не проблема, ну подумаешь, с кем не случается порыдать время от времени, а проблема в том, что я в такой момент становлюсь совершенно не способна продолжать адекватно дискутировать, мне не удается донести свою мысль до собеседника, и поэтому...

- А моя модель поведения - это молчание.

И ТИШИНА.
lavinya: (Default)
Он стоял рядом со мной в автобусе, подъезжавшем к станции Арлозоров - невысокий, ничем особo не примечательный юноша с пластинкой на зубах.
Она стояла на остановке и, увидев его через стекло, понеслась вперёд, смешно всплескивая руками - казалось, она не перенесёт ни одной дополнительной секунды разлуки.
Он выпрыгнул из автобуса прямо в её объятия, закружил её, а она тоненько повизгивала "Oh, my God!"
Им было по шестнадцать, ну максимум по семнадцать, и обнимались они так, словно... ну например, словно Монтекки и Капулетти только что объявили, что заключили перемирие и больше нет препятствий любви.
Своим счастьем они забрызгали всю остановку.
Улыбались все - а ведь израильтяне привычны к публичному выражению чувств.
А я улыбаюсь и по сей момент.

<вообще-то тут планировался пост про то, насколько смертельно я устала и как ещё далеко до отпуска, но эти ребята показались мне лучшей темой>
lavinya: (Default)
По дороге домой встретила мальчишку лет двенадцати - белые зубы, русые вихры, загар, шорты чуть ниже колен. Он нес новенькую блестящую электрогитару, а рядом шел довольный папа, который, по всей видимости, ему это гитару только что купил. Мальчик явно не верил своему счастью. Он нес подарок на вытянутых руках, и я так и видела, какие картинки проносятся у него в голове: свет прожекторов, переполненный стадион, визжащие поклонницы, крутой запил в духе <тут подставьте имя какого-нибудь известного рок-гитариста, я в них не шибко разбираюсь>.

Даже немного завидно стало.
lavinya: (flamenco)
Когда-то по утрам у меня было на работе время на то, чтобы писать "утренние посты". Сейчас времени нет, так что я вам вкратце расскажу о том, что в израильских поездах, по сравнению с израильскими же автобусами, очень тихо. В основном слышен шорох газетных страниц, изредка - негромкая, вполголоса, беседа. Сотовые, вот удивительно, совсем не трезвонят. Как будто и не Израиль даже.

По утрам меня преследует запах хорошего кофе - сначала на занюханной ришонской железнодорожной станции, потом на большой рамат-ганской, а затем запах несется из многочисленных кафе по дороге в офис. Когда-то у меня был в загашнике поощрительный еженедельный приз самой себе на случай утра с особо тяжелым недосыпом или головной болью. В такое утро я заходила в кафе, покупала себе большой стакан любимого крепкого капуччино, чуть присыпала молочную пену молотой корицей - и утро становилось менее мучительным. Теперь же в офисе поставили потрясающую кофейную машинку. Она мелет кофейные зерна и качественно взбивает молоко - хоть трехпроцентное, хоть обезжиренное. Поэтому, почувствовав аромат из очередного кафе, я думаю о том, что через самое большее сорок минут я приготовлю себе большую чашку любимого напитка. Это чудесно, с одной стороны, а с другой - поощрительного-приза-за-особо-тяжелое-утро больше не существует.

А писать про утренние впечатления я стала потому, что в четверг видела нечто удивительное. Видела высокого крепкого парня в джинсах, бежевой куртке и красно-черном шарфе. Парень ехал в поезде и... вязал крючком. Вязал что-то квадратное неописуемой красоты, с рельефными разноцветными цветами. Через десять минут, когда я снова на него посмотрела, квадрат сменился на черный в голубую полосочку, а перед выходом - я уже неотрывно наблюдала за ним, скрывшись за утренней газетой - этот удивительный представитель мужского пола открыл рюкзак, чтоб сложить вязание, и я увиела пакет с целой стопкой уже связанных квадратиков! Хотела подойти к нему, сказать, что он made my day, но постеснялась.
lavinya: (Default)
По дерех Менахем Бегин едет повозка. На ней сидит немолодой, неряшливо одетый мужик и вопит истошным голосом: "Шалош бе-хамишим*! Шалош бе-хамишим!" Оборачиваюсь. Повозка забита рубашками. Мужик останавливается, паркует повозку на тротуаре, аккурат под моей роскошной новенькой башней Сонол, напротив другой башни, той которая Левинштейн. Я иду на работу, "Шалош бе-хамишим" звучит вслед. На что рассчитывает этот человек - неясно.

*****

Еду с работы. Читаю свою газетку, совершенно не обращая внимние на сидящего рядом человека, пока до меня не начинают доноситься какие-то странные звуки. Не то похрумкивание, не то причмокивание. Оборачиваюсь и вижу элегантно одетого интересного мужчину. Он спит и жует жвачку. Вот клянусь вам. Спит и жует, жует и спит. И звучит это ужасно - видимо, контролировать издаваемые в процессе сонного жевания звуки ему не удается.

*****

А вот еще об элегантно одетых мужиках. Есть у нас один такой на работе. Красавец-мужчина категории "кот". Сама таких не люблю, но осознаю его привлекательность. У него манера: в процессе рабочего общения подходить близко-близко и иногда еще дотрагиваться до руки или до плеча. Мало что в этой жизни я ненавижу больше, чем подобное поведение. Всякий раз вздрагиваю от отвращения.

* три на пятьдесят - то есть, чуть больше чем за 10 долларов.
lavinya: (suslik)
В ожидании начала утреннего девятичасового совещания общаются двое. Оба в костюмах, при галстуках, серьезные донельзя. Подхожу, ожидая услышать что-нибудь умное по поводу биржевых сводок или свободного падения доллара.

Вместо этого слышу сказанную сонным голосом фразу:
- Никогда, вот веришь - никогда бы не подумал, что можно настолько обрадоваться известию о том, что кто-то покакал.

Занавес.
lavinya: (suslik)
Вот за что люблю Длинного - так за то, что всегда он умеет найти правильные утешительные слова. Вот, например вчера. Проснувшись почему-то в семь утра, послонялась по дому, посмотрела сонную ленту и пошла на кухню варить кофе. Специально, попрошу заметить, для Длинного - сама я дома пью исключительно растворимый с молоком. Сварила, как раз собираюсь перелить в чашку, задеваю рукавом джезву... большая часть кофе достаётся плите, меньшая - полу. Я нецензурно рычу, милый просыпается и интересуется из спальни, в чем дело. Я, не меняя тона, отвечаю, что ничего страшного, пусть спит дальше (а чего ему, в самом деле, просыпаться, кофе-то все равно нет...)
Видимо, напуганный моими интонациями, Длинный прибегает на кухню, полный решимости выяснить, что же всё таки стряслось.
- Ну вот видишь, - я уже почти хлюпаю носом, - видишь, что тут творится! Я вообще не пойму, в чём дело, со вчерашнего дня всё из рук валится, словно у меня две руки левые!

И вот в этот момент он подходит ко мне сзади, крепко обнимает и говорит полным любви и нежности голосом:
- Ну почему же только со вчерашнего дня...
lavinya: (Default)
Про эмоции по поводу статей про навороченные бутерброды детям в сад и школу я уже писала. Так вот, ещё более сильные эмоции вызывают у меня статьи, являющиеся обязательным аттрибутом любого женского бизнес-журнала типа Lady Globes. Название - что-то типа "Один день в жизни мадам Х", состоит статья из фотографий этой самой мадам в разное время суток и расписания её стандартного рабочего дня по часам. С достаточно высокой вероятностью можно предсказать, что встаёт мадам в шесть утра и тут же ныряет в бассейн или идёт в тренажёрный зал. Затем возвращается домой и кормит завтраком детей и мужа (тут весьма уместна ремарка, что те самые бутерброды из предыдущей статьи она готовит собственноручно, потому что это очень важно детям). Потом едет в офис, переговариваясь по дороге с личным ассистентом и планируя предстоящий день. Рабочий день у мадам заканчивается в неожиданно сносное время, типа шесть-семь вечера, после чего запланировано времяпровождение с детьми, отдых и т.д. По окончании прочтения как правило вступает Станиславский со своим бессмертным "не верю".

Вчера "не верю" было особенно сильным. Героиней очередной статьи была CEO израильского отделения Procter&Gamble. Она заявила, что встаёт в шесть утра и идёт в садик возле дома пить кофе и смотреть на цветы ("это мои полчаса"). Потом - завтрак с тремя детьми и мужем и развозка детей по школам и садам где-то до половины девятого. Сотовый в это время отключён ("я предпочитаю чётко разделять дом и работу"). Станиславский переходит на крик. Закончив работать в шесть, она возвращается домой, переодевается, красится и идёт в кино с мужем ("иногда мы ходим с детьми, но чаще - вдвоём"). Ложится спать в районе одиннадати ("мне важно отходить ко сну в нормальное время, ведь завтра - напряжённый день").

Станиславский хрипнет. Занавес.
lavinya: (Default)
Мужики израильские бьют рекорды "элегантности".

Только что на почте наблюдала типа во вьетнамках, чудом обутых поверх толстых армейского типа серых носков.
Утром на автобусной остановке стоял кадр русского вида в приличной рубашке (so far - so good), вправленной в брюки класса "мы-не-решили-кто-мы-длинные-шорты-или-короткие-спортивные-штаны", которые плавно перетекали в длинные тёмные носки, а поверх их - матерчатые сандали (Ooooooh!).
Ну а какое-то время тому назад лицезрела в лифте мужика в костюме, при галстуке и... в кроксах.

Кроксы, для неместных, это наш писк сезона: дорогостоящие резиновые дырявые сандали кричащих расцветок, очень, по словам очевидцев, удобные и очень, на мой взгляд, уродливые.
lavinya: (Izdaleka)
Иду на работу, настроение поганое. Может, думаю, купить кофе с круасоном в кафе, хоть что-то хорошее в этом утре будет. Подхожу к нашему снобского вида зданию и вижу: у входа происходят съёмки. Манекенщица в тёплом свитере и, о боги, шапке идёт, вихляя мизерных размеров задом, на камеру, а в лицо ей летят осенние листья, искусно поддуваемые вентилятором. Вылетает птичка, манекенщица возвращается в исходную позицию и снова идёт в наступление, а листья в полной безнадёге опадают ей на шапку.

Я на это всё глянула и почему-то отчётливо поняла: в кафе нужно идти обязательно, и именно сегодня. Купила не круасон, а плюшку с изюмом и кусочками яблок. Вкууусно. Но настроение по-прежнему поганое, хоть ничего почти и не случилось, во всяком случае, у меня.
lavinya: (flamenco)
Пара. Она - старший лейтенант, он - кама*.

Его зовут Илья, так написано на таге, прикреплённом к карману.
Полноватый, круглолицый, толстогубый. Ярко зелёные глаза.

Как зовут её, не знаю. По-моему, мулатка, а может, просто очень смуглая. Типичная индейская красавица. Высокая, стройная. Горделивая посадка головы, широкие скулы, широко расставленные чёрные глаза, масса тоненьких косичек, собранных в хвост на макушке.

Почти не разговаривают. Сидят рядом, неотрывно смотрят друг на друга, словно их глаза соединены невидимыми ниточками - и держатся за руки.
Она отняла руку, чтобы поправить кольцо, и тут же снова вложила свою ладонь в его.
Он отнял руку, чтоб поговорить по сотовому, поговорил - руку на место.

Глядела - не могла наглядеться. Вот за такие моменты я и люблю эту страну.

* офицер с академической степенью, не прошедший офицерские курсы
lavinya: (Izdaleka)
Утром простояла на остановке около получаса, успела пристально рассмотреть всех собратьев по несчастью. Очень понравилась салатовая маечка на одной девице, на которой серебристыми буквами было крупно начертано: "RED IZ SEXY".

Ещё видела солдатку-эфиопку неземной совершенно красоты, глаз не отвести.
lavinya: (Izdaleka)
Чудное пятничнoе утро, проведённое с сестричкой в Тель-Авиве.

Выгружаемся из родительской машины в девять утра на бульваре Ротшильда и идём в сторону Нахлат-Биньямин. Тель-авивский Арбат ещё пуст, поэтому мы направляемся на рынок Бецалель. Там жизнь уже бьёт ключом. Слоняемся между лавочками с дешёвыми одёжками и домашней утварью. Фокус заключается в том, чтобы найти лавочку, торгующую остатками из приличных магазинов. Верный признак - споротая, дабы не ронять марку, бирка. Улов - нарядная чёрная кофточка с кружевом для меня, парео для сестрички, куча предметов нижнего туалета для обеих - всё по смешным ценам.

Забредаем в магазинчик экзотических продуктов питания. Побеги бамбука, сушёные проростки бананов, диковинные чёрно-белые грибы, с виду годные скорее для приготовления колдовских снадобий, нежели для пищи человека. Улов - пакетики пасты для приготовления индийского риса-бириани и курицы тика-масала.

Прилавки с неправдоподобно красивыми овощами, пучки спаржи на фоне отборной клубники, черешни и персиков. Хочу купить приправу для салата, но не решаюсь - кто знает, сколько дней она простояла тут в открытом ведре...

Устав от шумного рынка, отдыхаем в вегетарианской кафешке - "Кафе Биренбойм" возле пешеходной части Нахлат-Биньямин. Кофе, располовиненный кусок творожно-шоколадного пирога - и обратно на Нахлат.

Традиционный пятничный фестиваль в самом разгаре. Кажется, здесь собрались самые наиболее креативные личности страны, только успевай башкой крутить. Абсолютно неподвижная фигура, от кончика носа и до пят в зелёном, шляпа для сбора подаяний у ног - такие стоят в лондонском Ковент-Гардене. Ансамбль, частично состоящий из забавных движущихся кукол - как, как можно было поехать без фотоаппарата? Продавец перстней и ожерелий из пивных пробок. Рядом с ним - дядечка, торгующий крохотными очочками, расстояние между дужками - сантиметра два от силы. На вопросительный Ксюшкин взгляд охотно отвечает: "А их надевают на кончик носа!" - и показывает, как именно. Удерживаемся от вопроса, зачем это делать, и идём дальше.
Улов с Нахалат-Биньямин - цепочка "под старину" с кулоном ручной работы, опять же за смешные деньги.

Москвичи, записывайте ещё одно место, куда обязательно надо наведаться :-)
lavinya: (Flamenko)
У нас очередная уборщица, сегодня первый раз пришла. Моложавая стройная женщина в чёрных брюках, свитерке в черно-белую клеточку, белоснежной курточке и белоснежных же сапогах на шпильках. В руке (держите меня) черно-белая клетчатая сумочка, такое впечатление, что она со свитерком шла в комплекте. В таком вот виде она появилась сегодня у меня дома без четверти семь утра, заставив меня устыдиться собственной халато-непричесанности.
Вообще, они сговорились, по-моему - предыдущая ответственная за чистоту нашего жилища как-то ошеломила меня голубым легким пальто и голубой шляпкой в тон. По-моему, там присутствовала и воздушная голубая вуалетка - или эту деталь мне услужливо подсказало воображение?

Profile

lavinya: (Default)
lavinya

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112 131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 04:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios